Почему цены в Севастополе растут? Мнение лидера общественного движения «Доброволец», Дмитрия Голикова

Почему цены в Севастополе растут? Мнение лидера общественного движения «Доброволец», Дмитрия Голикова

Жители Севастополя были удивлены, когда год начался с тотального повышения цен на очень многие товары в городе. Наше издание решило разобраться в причинах роста цен. Кто-то объясняет это повышением НДС до 20%, кто-то изменившейся конъюнктурой рынка, кто-то логистикой и условиями торгов, а кто-то и банальной жадностью предпринимателей.

На Крымском полуострове это повышение прошло острее. Даже на фоне обещаний: заработает Крымский мост и цены начнут снижаться. К сожалению этого не произошло. Крым так и остался «окраиной», ну а Севастополь – его «финальной точкой». О ценах, ценообразовании и о том, что не следует давать громких обещаний, беседуем с депутатом Балаклавского МО, лидером Севастопольского Общественного Движения «Доброволец», предпринимателем Дмитрием Голиковым.

— Дмитрий, так все-таки, почему Севастополь (явно незаслуженно) – город с самыми высокими ценами на продукты?

— Севастополь — город серьезный и многогранный. Город, который, по моему мнению, заслуживает большего, чем имеет сегодня. Продуктовое обеспечение Севастополя — тема болезненная и, можно сказать, не изученная властями.  Для меня как раз понятная, тем болезненнее я ее воспринимаю. Часто в Интернете мне попадаются какие-то умные размышления и совершенно неадекватные объяснения происходящему.

Попытаюсь донести свою точку зрения и как можно короче объяснить. Причин, по которым такие высокие цены на продукты в Севастополе — несколько. И первое, что этому росту способствует – абсолютно свободное движение этих самых цен.

— Но ценообразование – прерогатива рынка, а не властей?

— Не ценообразование, а контроль, недопущение хаотичного роста. Контролирующие органы, различные структуры, призванные регулировать ценообразование. Они даже не понимают, в каком направлении надо двигаться.


Контролирующие органы, различные структуры, призванные регулировать ценообразование. Они даже не понимают, в каком направлении надо двигаться

И не поймут, пока будут заняты более серьезными, по их мнению, делами. Севастополь – город, находящийся в тупике. И это накладывает свой отпечаток на ценообразование. Подъемы и спуски, дорогая логистика , отсутствие развитой инфраструктуры сбыта, крайне тяжёлый выход с грузом на материк. Все это делает наш город непривлекательным для продуктовых инвесторов. И, к сожалению, уже и для крупных и средних перекупщиков. Перекупщик — ключевое звено обеспечения города.

— Перекупщики? Но, что при Украине, что сейчас их не жалуют власти.

— Предвижу возмущенные возгласы. И привожу пример из своей жизни. Как-то в украинские времена на рынок «Севпривоз» пожаловал глава города Яцуба. Приехал он с одной целью — разобраться и понять, почему такие высокие цены на продукты питания в Севастополе. Тогда мы тоже были одним из самых дорогих городов на Украине. Видно, хорошо его из центра «подогрели».

Идём по рынку, он «закипает». Начинает на повышенных тонах разговор: «Где производитель? Почему одни перекупщики?» Я понял , он ищет на рынке грузовики с западно-украинскими номерами. Грузовики, которые привезли свою, украинскую продукцию к нам в Севастополь, и самих украинцев-производителей, ее у нас реализовывающих. Наши, севастопольцы, ему неинтересны. Когда он успокоился, я ему объясняю: «Картофель, например. Как его выращивают? Есть несколько вариантов — крупные, средние и мелкие фермеры. Практически, все находятся на средней и западной Украине. Чтобы было понятно — крупное предприятие отгружает до двадцати фур в день! Средние и мелкие — меньше. Но, все они настроены на отгрузку оптом со своих баз. Поедут они (фермеры) к нам в Севастополь? Конечно нет.

Еще картофель выращивают крестьянские хозяйства. Огород – это тонна, две, ну, три товара. В телегу, и к нам на рынок? Безусловно, нет. А кто закупает у фермеров? А в деревнях у крестьян? Вот они — здесь, на машинах с севастопольским номерами, перекупщики. Яцуба понял. Перекупщики — они разные – крупные и не очень. Легальные и нет. Нужные и вредные. И очень важно, как и в каких условиях они работают.

А кто закупает у фермеров? А в деревнях у крестьян? Вот они — здесь, на машинах с севастопольским номерами, перекупщики

— Ну а ярмарки? Их же заявляют, как торговлю производителей?

— В последнее время часто слышу о ярмарках, призванных стать площадкой, объединяющей производителей, торгующих в розницу по оптовым ценам. Мне становится от этого только грустно. Созданы места торговли, где собираются в большинстве те, кто самым серьезным образом и мешают снижению цен в городе.

— Как это?

— Мы уже говорили, о том, что производителю неинтересно торговать в розницу. Неинтересно торговать в розницу по оптовым ценам!  Если и создают они свои точки реализации, то, учитывая расходы и доходы, выставляют цены, зачастую, дороже, чем на их же продукцию в других местах, в сетевых магазинах, например. Ярмарки, с хорошей рекламой, при помощи подконтрольных информационных ресурсов, превращаются в такие «подарки» горожанам. Якобы «подарки». Площадки, расположены в самых проходных местах. А кто, в большинстве своем, там присутствует? Торгует? Те, кто, практически, всю неделю перемещаются по так сказать местам нелегальной торговли, по подворотням, а к выходным, чудесным образом, превращаются в «производителя». И, конечно, не упускают случая, пользуясь в глазах покупателя, «статусом производителя», заработать! На тех же горожанах. Что и отображается в ценах.

Ну а что может привести цены на продукты питания к снижению? Мое глубокое убеждение — КОНКУРЕНЦИЯ! Устроители ярмарок бьют кулаком в грудь и говорят: так мы эту самую конкуренцию и создаём! Для всех! Для рынков и магазинов, для торговых сетей, для всех!  Да ну?! Пример: обычный рынок. Пусть где-то «плюс-минус» 200 предпринимателей торгуют той же картошкой. Всегда найдется тот, кто будет стараться побыстрее продать свой товар. Самый хитрый и мудрый, который понимает, что на обороте, по итогу, можно больше заработать. Он торгует, другие наблюдают. Товара много, надо продавать. Продавцы-соседи — недовольны, этот «нехороший человек» им все портит. Что сделаешь? Выход один: самим снижать цены на свой товар и «скидывать» его, а завтра искать товар уже подешевле, да получше качеством. И придется искать иные варианты закупки.  Может, с «соседями» объединяться, да ехать в тот же Симферополь.


Ну а что может привести цены на продукты питания к снижению? Мое глубокое убеждение — КОНКУРЕНЦИЯ!

Но, стоп. Есть и еще варианты: зачем куда-то ехать, если есть возможность выйти торговать на улицу, в подворотню! «Супер»! Не надо закупать тоннами товар, пару мешков да накрученные весы, да цены «ниже на рубль». Это на рынке надо реализовывать объемы, а здесь не обязательно, да и складировать-то все равно негде! И так всю неделю. А выходные — на «любимые ярмарки»! Так, что же такое несанкционированная торговля? Так, что же такое в данном варианте эти ярмарки, как не ее «прикрытие»? Это и есть прямой путь выхода из конкуренции. А на рынках покупателей, ой как не хватает.

Где же они? Да все там же, на улицах закупаются, думая, что приобретают товар у чуть ли не производителя, не допущенного злыми перекупщиками на рынки города. Вот так и получается — на рынках не хватает покупателей, торговцы вынуждены искать варианты заработка, в том числе и путем завышения цен. Так оно и есть , я знаю, что говорю. Вместо того, чтобы, наоборот, набить продавцов как в бочку селёдку и заставить их конкурировать, у нас созданы все условия для их «гуляния», а вместе с ними «гуляют» и цены.

— Все зло в несанкционированной торговле?

— Мне часто задают вопрос: каким образом складываются цены на продукты питания? От чего это зависит? Здесь много факторов. Но несанкционированная торговля и те же ярмарки играют, по моему мнению, далеко не последнюю роль. Привожу еще пример. Торгует человек в замкнутом пространстве, в конкурентной среде. На рынке. Другой торгует — на «проходном месте», где-то на улице. Оба торгуют овощами. Допустим, оба закупают товар на оптовом рынке в Симферополе. Там, кстати, такие же перекупщики, только посерьёзнее, работающие крупным оптом. Тот, что торгует на рынке, вынужден бороться в закупке за каждую копейку, он находится в жёсткой конкурентной среде. Уличный продавец спокоен и не мотивирован настолько, чтобы развернуться и просто отказаться от покупки. Да, даже и не покупать товар, так как ему  его ещё продавать.

— Оба на «Привозе» закупались?

— Рынок «Привоз», Симферополь. Не поверите, но для Севастополя там отдельная ценовая политика. И дороже, чем для большинства городов Крыма! Почему? Да, Севастополь, город покупающий дороже. То есть  город, который имеет возможность и продавать дороже. Город, в котором отсутствуют условия для конкуренции. Это простые законы торговли. Кому-то дороже, кому-то дешевле.

Как и в жизни. Но есть одно «но»! Оптовые продавцы ведь тоже где-то закупают товары. Ту же картошку. Закупают у производителей. У фермеров, у крестьян. А те также им продают, отталкиваясь от возможности регионов продавать. И тот же перекупщик не борется за цены закупки, до последнего.

Почему? А он имеет возможность продавать «для Севастополя» дороже. А фермер держит цены, у него-то покупают. Вот такие-то дела, как все взаимосвязано. Начиная от простого уличного нелегала и заканчивая крупными производителями. Это и есть ценовая цепочка —  производитель и конечный потребитель.

Вот такие интересные мысли озвучил предприниматель
депутат Балаклавского МО, лидер Севастопольского Общественного Движения «Доброволец», Дмитрием Голиков



Редакция интернет-издания «Севтелеграфъ»

В социальных сетях — удобнее!

Наша группа Вконтакте: https://vk.com/sev_telegraph
Наша группа в Facebook: https://www.facebook.com/groups/710298822649511/

Оставьте комментарии

Ваш e-mail адрес не будет опубликован.